26 августа 2022 года

Никита Глушков: «Если в Премьер-лигу, то с «Енисеем»

Источник: Редярск.Ру
После отъезда Александра Зотова в «Рубин» огромная часть атакующего креатива «Енисея» легла на плечи Никиты Глушкова. В лучших его матчах от финтов, передач и ударов получаешь истинное удовольствие. Когда Глушков только пришёл в «Енисей» по инициативе Александра Тарханова, о нём мало что было известно. Однако в красноярской команде Никита стал одним из лидеров, и ниже своего уровня он практически не опускается.

С полузащитником «Енисея» побеседовал корреспондент сетевого издания Gornovosti.ru. Разговор вышел на разные темы, в том числе о начале сезона, семье и футбольной наглости.

Так куётся характер

— Сегодня у команды выходной, а ты с утра в манеже занимаешься индивидуально. Всегда так делаешь?

— После того как порвал крестообразную связку, восстанавливался с реабилитологом Мишей Романовым. И у нас вошло в привычку работать два раза в неделю над силой и взрывной скоростью. Сейчас занимаемся в одни и те же дни: либо до тренировки, либо после, а когда выходной, то всё равно приезжаем и работаем. До травмы я тоже занимался индивидуально, но был такой хаотичный график, а сейчас всё чётко расписано, когда и что тренируем.

— Старт «Енисея» получился лично для меня удивительно хорошим, учитывая, какие глобальные потери вы понесли по сравнению с прошлым сезоном. А для тебя и ребят такое начало чемпионата вышло ожидаемым?

— Скорее да, чем нет. Хотя у «Енисея» есть такая особенность — неудачно стартуем и набираем по ходу сезона. Уже на сборах было видно, что несмотря на полную смену тренерского штаба, требования в принципе остались прежние. У Вадима Вячеславовича Гаранина и у Артёма Сергеевича Горлова схожее видение футбола. Поэтому с новым главным тренером сработались быстро и легко. Пусть не все контрольные матчи сложились удачно, но с теми же «Химками» первый тайм провели очень хороший, переигрывали команду РПЛ. Во втором подсели, где-то концентрацию потеряли, подустали ещё, выходили ведь под нагрузкой. Но на примере этого матча и других была какая-то уверенность, что начнём сезон хорошо.

— Ты сказал, что у Горлова и Гаранина схожие идеи, но я вот вижу кардинальные различия. Оборона сейчас располагается не так высоко. Да и вообще, на мой взгляд, «Енисей» играет совсем в другой футбол. Раньше краеугольным камнем был Александр Зотов. Без него многое поменялось. В частности, теперь у тебя иная роль, большинство атак «Енисея» строятся именно через твой фланг.

— Ну да, некоторые различия есть. Сейчас играем более низко, так меньше риска. По поводу Зотова. Конечно, Саши не хватает. Он связывал оборону и атаку. Я бы слукавил, если бы сказал, что мы никак не отреагировали на его уход и что он на нас не сказался. Всё же видно прекрасно. Сейчас в «Рубине» Саша один из лучших. Но он не тот, что был у нас весной, не в плане качества игры, а касательно его роли на поле. Видно, что он хочет, как и в «Енисее», чтобы игра шла через него, но у «Рубина» более вертикальный футбол. Думаю, и самому Зотову, и нам стало тяжелее после его ухода. Что касается меня, то больше играю с фланга, но никаких ограничений нет, могу находиться и справа, и слева. Но мне удобнее на левом краю, поэтому больше времени там провожу. Туда опускается Ега Иванов, Саня Масловский подключается. У нас хорошее взаимодействие, пока получается вроде, как будет дальше, посмотрим.

— Обратил внимание, что дома и в гостях «Енисей» абсолютно разный. Понятно, что на выезде объяснимо отсутствие побед. В Ульяновске первый поединок для хозяев после возвращения в Первую лигу, в Грозном и Астрахани удушающая жара, но мне показалось, что вы приобрели зависимость от манежа.

— Не думаю. Если бы играли на «Центральном» при условии хорошего поля, то по качеству наш футбол не отличался бы от того, что показываем в манеже. Так же старались бы действовать с агрессией, давить на соперника. Просто игра дома и в гостях зачастую отличается. Я бы не искал оправданий насчёт жары. Да, было душно, но в Астрахани, к примеру, провели хороший первый тайм, не реализовали свои моменты, а потом получили со стандарта. С «Аланией» было тяжело, но не из-за жары. Это очень хорошая и организованная команда, которая при Спартаке Гогниеве играла в более эмоциональный, даже бесшабашный футбол, а сейчас стала прагматичной, нацеленной на результат. Насчёт Ульяновска. Всегда тяжело против дебютантов в первом их матче. Полный стадион, настоящий праздник, губернатор на трибунах. А у нас первая игра после смены тренера и потери ключевых футболистов.

— Дома тоже все три победы отличаются. С «Рубином» больше на характере после того, как казанцы сравняли счёт, «Велес» переиграли полностью, но без нервов не обошлось, а с «Шинником» вообще получилось максимально странно. По сути, вы взорвались только в ту пятиминутку, когда забили два гола, а всё остальное время действовали чрезвычайно пассивно. Второй тайм так вообще вышел максимально несмотрибельным. Почему такая нестабильность?

— У нас в принципе появилась какая-то болезнь плохих вторых таймов. Первые проводим хорошо, а после перерыва выглядим гораздо хуже. С тем же «Рубином» уверенно повели, пропустили один, затем второй, и ведь часто так бывает, что отыгравшаяся команда получает психологическое преимущество. А здесь ещё и «Рубин» называли фаворитом до игры, и вроде бы по всем раскладам должны были казанцы нас дожимать. Но мы проявили волю и характер, и сами пошли за победой, что, мне кажется, стало для «Рубина» неожиданным. С «Велесом» забили два быстрых гола, в начале второго внезапно пропустили, но в дальнейшем не дали им особых шансов. А с «Шинником» да, чересчур вязкая и тяжёлая игра получилась.

— Недооценки не было? Всё-таки последний матч в Красноярске у ярославцев выиграли 6:0, да и в принципе играли с командой, поднявшейся из второй лиги.

— Нет. Никакой недооценки. Это же два разных «Шинника». Сейчас у ярославцев другая команда совершенно. У меня мнение такое. Наш худший матч пришёлся на их лучший. Такое бывает, никуда от этого не деться. С другой стороны, свой худший матч мы выиграли, такие встречи тоже нужны, в них куётся характер победителей, когда забираешь игру, где мало что получается.

— Криков Вадима Евсеева в перерыве не слышали? Думаю, в раздевалке «Шинника» было страшно находиться в тот момент.

— Криков не слышали. Но видел, что после нашего второго гола он был в ярости.

Чрезвычайное разочарование

— На мой взгляд, на этом этапе сезона не столь важно место в таблице и отставание от лидера, «КАМАЗ» рано или поздно начнёт терять очки. Если «Енисей» собирается бороться за место в четвёрке, нужно прежде всего не отпускать далеко трёх новичков из РПЛ и традиционных фаворитов Первой лиги. Согласен?

— Соглашусь. Это только начало чемпионата, все идут плотно. В нашей лиге редко бывает, что тот, кто в итоге становится первым, со старта делает рывок и остаётся на вершине до конца. Нужно, я думаю, подождать до зимнего перерыва, и там уже станет возможным делать какие-то выводы.

— Ваш весенний рывок в прошлом сезоне показал, что всё может очень быстро измениться.

— Но борьбы за РПЛ и вовсе могло не быть, если бы пацаны осенью, когда я не играл из-за травмы, не провели ударную концовку. А весна выдалась сумасшедшей, у нас почти получилось невозможное.

— Весна действительно не отпускает до сих пор. Футбольная общественность жила предвкушением РПЛ, да и просто каждой вашей следующей игры. Вы действительно давали шоу. Не хватило совсем чуть-чуть. Болельщики, конечно, очень расстроились, но, уверен, разочарование в самой команде было гораздо большим.

— Все прекрасно понимали, что были совсем близко со стыками. У нас же ещё несколько ключевых игроков вылетели. Поэтому, даже если бы вышли в стыки, шансов там было мало. Мы, поборолись бы, конечно, но без Зотова, Мингияна, Бевеева, Никиты Раздорских пришлось бы тяжко.

— При вашем энергозатратном футболе и небольшой глубине состава травмы были неизбежны. Огромная нагрузка легла на ограниченное число игроков.

— Соглашусь, но несмотря на все объективные причины такого результата всё равно мы были чрезвычайно разочарованы.

Справедливость футбола

— Ты видел, как сейчас «Факел» играет в РПЛ?

— Да, конечно.

— Я прекрасно помню, как вы этот «Факел» здесь возили и лишь в концовке отдали инициативу, да и то, потому что совсем расслабились после удаления у соперника. А теперь воронежцы сводят с ума весь город и бьются с каждым соперником. Не возникает мысли, что на их месте должны быть вы?

— В футболе нет сослагательного наклонения. Он вообще очень справедлив. Итоговая таблица показывает, кто был лучше на протяжении всей дистанции, а не на каком-либо отрезке. Раз они там, а мы нет, значит, сами виноваты, где-то недоработали, не взяли свои очки. Поэтому никакого сожаления именно в таком плане нет. Но у меня нет сомнений, что попади мы в РПЛ, бились бы против любого соперника. И не только боролись, но и играли бы в футбол. В Кубке России в прошлом сезоне мы это показали.

— В этом сезоне я не слышал о задаче — бороться за РПЛ. Внутри команды какие цели на сезон были поставлены?

— Конкретной задачи не ставилось. Она у нас есть — выигрывать в каждом матче. Хотя такая цель у всех. Но ведь конечный результат зависит не только от того, поставили перед нами задачу бороться за РПЛ или нет. В клубе все этого хотят. Особенно после прошлого сезона. В этом году нет такого явного фаворита, как, к примеру, «Крылья Советов», когда они выходили в РПЛ и были на голову всех сильнее. Мы их тогда дома обыграли, но потом самарцы так разогнались, что ни один соперник ничего не мог им противопоставить.

— Новыми «Крыльями», на мой взгляд, может стать «Рубин», когда поймёт, куда он попал и что здесь просто не будет.

— Сомневаюсь. По составу Казань сильна, но я не вижу предпосылок к её тотальному доминированию. «Крылья» не просто побеждали, а всех переигрывали именно в футбол. У «Рубина» я пока такого не вижу.

«Где ты был раньше, Никита?»

— Когда ты только пришёл в «Енисей», то сразу стал одним из самых ярких игроков. При этом возник практически из ниоткуда. Знали, что был в «Урале» в РПЛ, но там мало играл, в «Балтике» тоже так не феерил. При этом ты же далеко не юниор, но в Красноярске сразу стал действовать так, что хотелось спросить: «Никита, где ты был раньше?»

— В принципе, когда в «Урале» выходил, не тушевался. По обводкам в среднем за матч был вторым после Мануэла Фернандеша из «Локомотива».

— Но всё равно десять матчей за два года — это очень мало.

— Травмы вмешались. Первые кресты случились. К счастью, не до конца порвал, но три месяца пропустил. Потом восстановился. Поехали на сборы. Там вроде играл, забивал, отдавал. Но мне сказали: «Ищи аренду». При этом, когда варианты появлялись, говорили: «Ты нужен», а за десять дней до конца трансферного окна всё-таки сказали, чтобы искал другой клуб. А как его так быстро на флажке найдёшь, когда все уже укомплектовались? Я решил не срываться абы куда, попросил до зимы поиграть за «Урал-2» во второй лиге, ответили, что тогда за основу в заявку попадать не буду. А мне собственно зачем туда было попадать, если на меня всё равно не рассчитывали, на скамейке сидеть полгода? Поездил на автобусе по разным городам второй лиги, потом уехал в «Балтику» и после полутора лет в Калининграде попал в «Енисей».

— И заиграл здесь так, будто нашёл свою команду.

— Да. И команду, и город. Хотя первые недели мне совсем не нравилось. Как-то всё тяжело шло. Недоволен был собой в тренировках и играх, знал, что могу лучше. Началось самокопание. Хорошо, что жена у меня понимающая, поддерживала во всём. Говорила: «Потерпи, всё наладится». Так и вышло. Совсем скоро нормализовалось, стал больше с ребятами общаться, и в игре стало складываться.

— Что сложнее — летать с «Енисеем» или ездить в автобусе с «Уралом-2»?

— Меня перелёты вообще не смущают, прекрасно их переношу. А вот футбол европейский уже не посмотришь, да и многие матчи РПЛ. Если там в 20:00 по Москве играют, у нас уже полночь. А в остальном всё прекрасно.

Кресты — не приговор

— Твои преимущества — скорость, техника, рывки, резкость. Но после крестов игроки похожего склада часто возвращаются иными, чем были. Ты же, пережив такую тяжёлую травму, заиграл лучше, чем прежде. В чём секрет?

— Повторюсь о Мише Романове, огромное ему спасибо. Реабилитацию с ним проходил. Мы делали такие вещи при восстановлении, на которые раньше я вообще не обращал внимание. Травма — не приговор. Нелепо ещё так всё вышло. Играли со «Спартаком-2» на выезде. Стал разворачиваться, тело ушло, а шипы за газон зацепились, и нога осталась. Почувствовал хруст, сразу всё понял. Сам во многом виноват. Выбрал неправильные шипы. Но я в каком-то смысле фаталист. Если произошло, значит, должно было произойти. Мой друг в Москве лежал с парнем в больнице, тот ни разу не футболист, но на кухне неловко развернулся и кресты порвал. Без игры было тяжело. Первая травма случилась, там всего девять недель пропустил, а сейчас столько времени без футбола. Первые три недели вообще ад. Толком не ел, не спал. Но потом, как убрал костыли, всё резко изменилось. Аппетит вернулся, спать стал нормально. Опять же жена во всём мне помогала. Я нервничал, переживал, бывало, срывался. Она всё терпела, поддерживала.

— Тебе вообще повезло с женой.

— Очень повезло. Потом началась реабилитация, и как-то всё легко пошло. Время быстро полетело. С Мишей занимались. Я никак остановиться не мог, он меня тормозил, говорил, что рано ещё на полную. Мы начинали с 40 минут, а после уже два с половиной часа тренировались.

— Твои голы получаются красивыми и имеют какой-то налёт хулиганства. Вот с «Рубином» заслуженному мастеру спорта Олегу Иванову перед голом между ног мяч пробросил. Откуда в тебе эта футбольная наглость?

— Да всё из детства. Во дворе всё время играл. И всегда со старшими. Им тоже прокидывал. В первый раз по заднице получил, но не повторялось. Приняли меня старшаки, в команды одним из первых выбирали. Я вообще кайфую, когда что-то красивое получается. Для меня футбол — это удовольствие, зрелище. После «Урала» был промежуток времени, когда игра перестала приносить прежнюю радость. И это было невероятно тяжело, мысли в голову лезли всякие, спрашивал себя: «Зачем я этим вообще занимаюсь?» А вот, к примеру, когда восстанавливался здесь, в «Енисее», дождаться не мог, когда опять на поле выйду.

— Ты сейчас показываешь лучшую игру в карьере?

— Да. Пожалуй, именно сейчас лучшие годы.

— Тебе 28, конечно, впереди ещё много лет в футболе, но не припозднился?

— Если только немного, но я об этом не думаю. Всё идёт как должно. Во времена «Урала», знаю, мной многие интересовались. Антон Андреевич Евменов, когда мы с ним здесь встретились, сказал, что наблюдал за мной ещё в «Зените». Были другие варианты в РПЛ. Но потом пропал с радаров, хотя ни о чём не жалею. Доволен, как всё идёт.

— Просто я считаю, что твоё место в РПЛ. Там сейчас после всех известных событий беда с креативностью. Были предложения?

— Конкретики не было. Я хочу в РПЛ, врать не буду. Но попасть туда хочется именно с «Енисеем». Я здесь перезагрузился, это моя команда.

«Нормально, сынок»

— Ты из Кирова. Это футбольный город?

— Получается, что нет. Там даже команда второй лиги отсутствует. Хоккей с мячом популярен. Хотя нынешняя «Родина» не чета той, что была в моём детстве. Я тогда маленький с пацанами в минус 30 ходил на бенди. Полный стадион, невероятная атмосфера, люди в проходах стояли и болели так, что дух захватывало.

— Сам в хоккей с мячом играл?

— Только с друзьями. Когда переехал в Москву. Там стал в хоккей с шайбой играть. У меня же папа хоккеист, в детстве в школу ЦСКА звали. Но его мама не отпустила. Возможно, страна лишилась талантливого игрока. Но зато я появился. Мои мама с папой в Кирове познакомились. Мне от отца, видимо, что-то передалось. Шайбу контролирую, площадку вижу.

— В Киров часто приезжаешь?

— Редко. Папа сейчас в Кирове, мама в Москве. Жена у меня из столицы, да и друзья тоже, всё-таки с 13 лет там живу. В Кирове много родственников осталось, по ним скучаю. Но по самому городу — нет.

— Там девяностые?

— Не совсем. Он развивается, конечно, но не так быстро, как хотелось бы. Сейчас мой родной город — Москва. Для меня это лучший город, в России точно.

— А Красноярск на каком месте в этой таблице?

— На втором. Хороший, современный город. Природа потрясающая. В «Бобровом логу» очень нравится.

— В Москве в футбольном интернате жил?

— Нет. Как всё получилось. Сидели в Кирове на даче. По телевизору бегущая строка, что объявляется набор в школу ЦСКА. Мы поехали. Мне тогда 12 лет было. Из 50 детей выбрали меня и ещё двоих. Но интернат не дали. Уехал. Через год позвонили туда. Сказали, что помнят, но мой возраст уже год усердно тренируется, и вряд ли есть смысл приезжать. Рискнули. Приехал, вышел в двусторонке, пару голевых отдал. Тренеру понравился, но интернат опять же не дали, посчитали, что я не сильнее тех, кто есть. В Киров не поехали, решили попробовать у Александра Фёдоровича Тарханова в «Нике». С интернатом там тоже не вышло, но родители уже сами решили переехать, квартиру в Москве сняли, и я остался в «Нике». С Тархановым меня судьба сводила ещё не раз. Он меня в «Урал» пригласил, потом в «Енисей». Фактически дал путёвку в большой футбол, как и его сын Юрий Александрович. Он со мной в «Нике» очень много времени индивидуально занимался.

— Жена твой главный болельщик?

— Она все матчи смотрит. Дома приходит на трибуны, в гостях — наблюдает за играми по телевизору. Но главный мой болельщик и критик — папа. Все матчи с детства смотрит. После разбирает. Мы с отцом — друзья, он никогда не сюсюкался. Если я играл дерьмово, так и говорил, и сейчас то же самое. Для меня это дорогого стоит. В детстве для меня папина похвала была самым главным, что вообще может быть. Хотя какая похвала: «Нормально сыграли, сынок». Да и сейчас его мнение для меня много значит.

Досье

Никита ГЛУШКОВ

Футболист, полузащитник

Дата и место рождения: 23 июня 1994 года в Кирове.

Карьера: Воспитанник кировского футбола. С 13 лет живёт в Москве. Занимался в футбольных школах «Ника», «Сокол» и «Динамо». Играл за «Славой Требишов» (Словакия), «Сокол» (Москва), «Сибирь» (Новосибирск), «Урал» и «Урал-2» (Екатеринбург), «Балтику» (Калининград). Летом 2020 года подписал контракт с «Енисеем».

Достижения: финалист Кубка России с «Уралом» (2016–2017), полуфиналист Кубка России с «Енисеем» (2021–2022). Мастер спорта России.

Павел Катцын

© все права защищены, Редярск.Ру (www.redyarsk.ru)