Матчи

Первенство ФНЛ 2017/18
Результаты 14 октября
  • Олимпиец – Кубань
    0:3
  • Сибирь – Оренбург
    0:1
  • Тюмень – Тамбов
    3:1
  • Динамо-СПб – Спартак-2
    2:2
  • Шинник – Балтика
    1:0
  • Волгарь – Енисей
    1:2
  • Химки – Зенит-2
    1:1
  • Томь – Факел
    1:0
  • Крылья Сов – Ротор
    1:1
  • Авангард – Луч-Энерги
    1:2
Матчи 21 октября
  • Оренбург – Авангард
    1:1
  • Тамбов – Сибирь
    4:1
  • Балтика – Динамо-СПб
    3:2
  • Енисей – Шинник
    4:1
  • Зенит-2 – Волгарь
    :
  • Факел – Химки
    0:1
  • Ротор – Томь
    2:0
  • Кубань – Крылья Совет
    2:1
  • Луч-Энергия – Олимпиец
    1:2
Первенство ЛФК 2017
Результаты 1 октября
  • Зенит-М – Полимер
    3:3
  • СДЮСШОР-Ке – Рассвет-Ре
    3:5
  • Распадская – Сибирь-М
    1:1
Чемпионат Красноярского края 2017
Результаты 7 октября
  • Лесосибирс – Рассвет-Ре
    2:2
  • СШОР Енисе – Нефтяник
    2:0
  • Атлетико – Тотем
    2:1
  • Ачинск – Спартак
    2:2

История красноярского ниндзя или Еретик Скилаччи с улицы Можайского

Прочтений: 12589.

История красноярского ниндзя или Еретик Скилаччи с улицы Можайского

Вряд ли кто из красноярских болельщиков помнит такого футболиста как Станислав Носков. Он, как иногда говорят, широко известен в узких кругах. Но футбольная биография Станислава очень интересна и неоднозначна. О своей жизни рассказывает Станислав Носков

Ташкентские газеты до сего дня подчеркивают, что 44-летний игрок ташкентского “Трактора”, клуба высшей лиги Станислав Носков воспитанник той самой красноярской “фабрики звезд”, в которой Юрий Альбертович Уринович брал простых мальчишек с “улиц разбитых фонарей”, а выпускал в жизнь таких мастеров, как Александр Тарханов, Олег Романцев, Андрей Редкоус, Владимир Кухлевский. Журналисты столицы Узбекистана ставят Носкова в один ряд с теми футболистами, которые до сих пор питают славу Красноярского футбола своими достижениями. Еще узбекские газетчики называют Станислава сибирским ниндзя, а коллеги по футбольному цеху – Скилаччи. Даже в футбольных программках, и в отчетах о матчах его имя впечатывали потом как Скилаччи-Носков. Сам же Станислав в разговоре со мной назвал себя забытым полком, который сражается за честь красноярского стяга, хотя на родине его мало кто помнит. Три таких разных вердикта в отношении одного и того же человека. Почему? Носков сам расскажет вам о своей футбольной одиссее - вот вы и решайте.

ЧУКЧА В ЧИКАГО

- 1990 год. Мне скоро 29 лет и я играю в Узбекистане во второй лиге за “Шахтер” Ангрен. Его тренирует Евгений Борисович Валицкий, ставший почти постоянным моим тренером в Средней Азии, но в самых разных клубах. Он никогда не терял в меня веру, но позволяет себе поворчать: “Взял тебя, как человека в команду, а ты пять игр сыграешь и тебя опять заберут наверх в лигу постарше.”

Как в воду глядел: после седьмой игры пригласили в Днепропетровск. Старший тренер “Днепра” Евгений Кучеревский настаивал, чтобы я ехал с командой на сбор в Ялту. Отвечаю: “Мне 28 лет и я не собираюсь показывать и добывать место в составе на сборе. Играю матч, а вы смотрите, устраиваю вас или нет. Для этого меня сюда ведь и привезли”.  Не договорились. И я вернулся в “Шахтер”. После нескольких игр поступило новое приглашение – от Олега Долматова, возглавлявшего сухумское “Динамо” – клуб первой лиги. Только потом я узнал, что один из тренеров “Пахтакора” – соперника динамовцев, Вадим Абрамов на вопрос Долматова о том, есть ли интересные игроки на горизонте, припоминая историю, которая произошла тогда, когда я играл за целиноградскую команду, ответил: “Есть-то есть, но после первой игры он народ с ума сведет, а после второй они могут просто всех вас уволить, если не увидят его на поле. Фамилия форварда Носков”. В те года в составе московского “Динамо” и сборной Союза здорово играл на краю атаки Кирьяков. И на вопрос Долматова, как я выгляжу по сравнению с ним, тренер “Пахтакора” ответил, что Носков сильнее.

Первый матч динамовцы играли со “Аланией” из Владикавказа, возглавляемой Валерием Газзаевым. И попробуй, оправдай рекламу, выданную в мой адрес Абрамовым? Сотвори чудо, когда персонально против тебя играл Сергей Тимофеев по кличке Бандит, а страховал его знаменитый Александр Новиков – Автоген? Таких грубиянов, как они, в Союзе надо было поискать. А тут еще на 3-й минуте Роме Хакбе шипом, как пулей пробили щиток, и партнера унесли с поля. Я же по привычке вышел на игру без щитков, подложив вместо них под гетры газету. Поэтому дабы уберечь ноги, пришлось действовать сверхбыстро. Получилось. Мало того – забил в первом тайме гол.

После игры Босс – тот самый знаменитый ныне Сергей Овчинников, игравший тогда в Сухуми, – сказал мне: “Ты хоть представляешь, что ты наделал?! Обыграл Автогена! Мало того, что обыграл один раз – вошел в штрафную и дождался, чтобы он тебя завалил уже там и заработал пенальти...”

Первый матч, первый комплимент от Босса, первые выкрики болельщиков на трибунах обращенные ко мне: “Ски-лач-чи!”. Я к этому времени стал брить голову, да и по манере игры мы были похожи. Капитан “Алании” Бахва Тадеев, уходя рядом в раздевалку, приобнял меня и так и сказал: “Молодец, Скилаччи”.

“... К вышедшим на замену Шепетицкину и Тумкину вскоре добавился нападающий Носков, чьи нестандартные стремительные действия внесли оживление в атаки динамовцев. Почему бы не сделать этого раньше, не тогда, когда нависла угроза поражения?”
“Советская Абхазия”, 9 октября 1990 г.

Следующим экзаменатором был “Пахтакор”, где в средней линии были одни звезды: лучший бомбардир лиги Шквырин, Касымов, Пятницкий и, конечно, Хорен Оганесян, выступавший даже за сборную ФИФА.... Узбекский клуб шел на втором месте вслед за “Аланией”. “Советский спорт” в своем отчете о матче написал “Ранее игравший в Узбекистане Носков фактически в одиночку решил исход матча”. Так получилось, что с поля я по окончании той игры уходил последним. И вдруг десятки тысяч человек встали на трибунах со своих мест, как по команде и так бурно приветствовали меня, что я понял: все же чудо произошло. В игре был момент, когда я вспомнил детство, когда накручивал мальчишек на “Рассвете”, решил “похулиганить”. Трижды уложил на траву вратаря Яновского, находясь в окружении защитников и самого Оганесяна. Затем обороняющиеся, встав буквально стеной, вытолкали меня за лицевую линию. Оганесян подал руку, помогая подняться, и сказал, покачивая головой: “Ты что ж такое с нами вытворяешь, ведь люди кругом смотрят? Ай, нехорошо как...”

Услышать такие слова от Оганесяна - плеймейкера сборной Союза, при котором она ни разу никому не проигрывала, человека, который играл на равных с Марадоной в матче СССР–Аргентина много значит. После такого признания я поверил, что в самом деле что-то могу еще в футболе. Понял еще, что сознательно идя на конфликты с тренерами, уходя из команд, отстаивая свою индивидуальную методику подготовки, я был на правильном пути. Мои эксперименты, которые я ставил над самим собой, сочетая в себе и тренера, и игрока, и даже комплексную научную бригаду, тренируясь на песке и камнях в Красноярске,  принесли результаты.

Удивить любящих техничный футбол кавказцев, да еще игрой в нападении?!. Русаки играли в защите, стояли в воротах. Нападающих своих на Кавказе столько же, сколько мужчин в городах и селах. А тут появился сибиряк, и публика его приняла. Это все равно, что если бы чукча приехал в Штаты, заиграл джаз и стал любимцем Нового Орлеана или Чикаго.

ДОЙТИ ДО БЕРЛИНА

- Если Красноярск был в моей душе портом приписки, то Узбекистан стал тихой заводью, где я мог готовиться самостоятельно, набирать форму, а потом меня оттуда забирали в команды высшей и первой лиг Советского Союза.

Я благодарен узбекским тренерам, которые доверяли мне и моим методам подготовки. Зато и я старался потом вовсю: знал, что играю до первой осечки (всегда чувствовал за своей спиной “заградотряд”).

У меня был эпизод, когда в игре с “Термезом” мне шипами порвали мышцу. Куски мяса наружу вылезли из разодранной гетры. Если бы я ушел с поля, никто бы и слова не сказал. А Азис Алимов смотрит мне в глаза и говорит: “Ничего, Стас, без тебя не получится”. Врачи команды забинтовали ногу, и я снова вышел на поле. Только по окончании матча в больнице мне врачи зашили рану и наложили швы. Тренеры узбекских клубов так располагали меня к себе доверием к моему профессионализму, что даже если бы мне оторвали ногу, я бы выползал на поле.

“Спасибо Скилаччи-Носкову, появление которого на поле всегда вызывает восторг у болельщиков”.
Программа к футбольному матчу в Сухуми 17 октября 1990 г.

А вырос я здесь, на стадионе “Рассвет”. Приедешь сюда из Средней Азии, сидишь на трибунке, после тренировок, прокручиваешь в памяти свое футбольное детство. Вспоминал друзей, своего второго отца – Юрия Альбертовича Уриновича, Андрея Бибу, уговаривавшего поиграть на Украине и «взять» Киев, рукопожатия Мальдини, Батистуты, Недведа в раздевалке сборной ФИФА перед матчем с «Ювентусом». Меня на него пригласил Сергей Овчинников. Там он представил меня звездам, как одного из сильнейших форвардов Советского Союза, с кем ему довелось выходить на поле…

Сидел на трибунке сын врача, кандидата наук Юрия Степановича Носкова и художницы Валентины Ивановны Капленко и вспоминал, как с маленького заводского стадиончика он в 15 лет попал в сборную юношескую России под руководством Михаила Борисовича Горы. В 1977 году по окончании “Кубка юности”, главного юношеского турнира СССР я был включен в символическую сборную турнира. Оказался в одной компании с Александром Заваровым. В сборной России я все игры тогда отыграл, что называется, от звонка до звонка. Шевцов, который потом в московском “Динамо” играл и Воробьев – звезда ростовского футбола, – они у нас на замене сидели, не попадали в стартовый состав.

В 16 лет у меня все складывалось в игре удачно. И тренер сборной России Юрий Николаевич Стрелков забрал меня к себе в Саратов, предложив мне, еще пацану, зарплату и прочие хорошие условия. Я ведь в детстве поклялся маме: “Вырасту, буду играть в футбол и озолочу тебя!” У моих друзей детства судьбы сложились по разному. Все они мечтали стать большими футболистами. Однако “до Берлина” удалось дойти только мне одному. В тяжелые минуты я часто вспоминал их и не отступал ни на шаг от своих принципов. Бился и за себя, и за них.

В 1979 году Юрий Альбертович, возглавив красноярский “Автомобилист”, пригласил меня в команду. Там мне здорово помог Александр Кишиневский. Он к тем тонкостям, которые мне подсказал в детстве Уринович, добавил все то, что к этому времени умел и знал сам. Саша заставил меня пересмотреть взгляды на обводку: “Все надо делать быстро. Лишние движения в ходе дриблинга отбросить – два шага и ты должен быть уже за спиной защитника. Кишиневский раскрыл мне глаза на то, что должен делать крайний нападающий, на то, к чему я должен стремиться. Хотя по идее он, обучая меня, растил себе конкурента. 

Прошли годы, я многое повидал, но более самобытного крайнего нападающего, чем Кишиневский, не видел. Он должен войти в футбол как легенда – такого игрока, как он не было и не будет. Но если Кишиневского партнеры обеспечивали мячами, то мне приходилось добывать, вырывать у защитников мячи самому. Например, в Риге, куда старший тренер Юрий Гусаренко меня пригласил и обещал, что я буду выходить в стартовом составе.

Но перед первой  игрой с ростовским “Ростсельмашем” в гостях к главному тренеру явилась вся команда с ультиматумом: “Если Носков выйдет с первой минуты, не пройдя тренировочные сборы, как мы все, то команда на поле не выйдет. На поле я вышел на 65-й минуте и за двадцать пять минут до конца встречи. Диктор, объявляя лучших игроков матча, произнес: “Даугава” – Станислав Носков!” Приз лучшего игрока я получил и после следующего выездного матча – с краснодарской “Кубанью”. Так прорубалось на Балтике мое “окно в Европу” и так защищалась “диссертация” на тему моей тренировочной системы.

СИСТЕМНЫЙ СИНДРОМ

- В чем моя беда – и победа, может быть, – это то, что когда я себя готовил к большим испытаниям, у меня уже выработалась своя система подготовки. Я тренировался без команды, но со спарринг-партнерами, и упражнения на развитие специальных качеств: быстроты, ловкости, выносливости подобрал для себя индивидуальные, скроенные под мою мерку. Они с максимальным приближением моделировали игровые ситуации, всегда выполнялись с сопротивлением защитников, игравших порой против меня по правилам регби. Упражнения, придуманные мной самим, подсмотренные у тренеров, с которыми я общался, но подогнанные под себя, свои физические данные, мое личное понимание футбола и сути тренировочного процесса, объединенные в систему, составляли мой тренировочный арсенал. Характер нагрузок, их ритм и смену упражнений старался также моделировать в тренировке, исходя из игровых задач форварда, блуждающего по фронту атаки.

За других игроков говорила статистика, прилежание, игровая дисциплина. А мне рейтинг выставляли трибуны. Мое достояние – это любовь народа.  Любарцев, начальник команды “Пахтакор”, когда его журналисты ташкентские как-то спросили обо мне, рассказал им такой вот эпизод. Сухумское “Динамо”, где я выступал вместе с Овчинниковым, шло на 5-м месте по потерянным очкам, а московский “Локомотив” тогда претендовал на 3-е. То есть на выход в высшую лигу из первой. Я прилетел из Ташкента – ангина жестокая. Прохожу мимо трибун в джинсовом костюме, а сухумцы, любившие мою игру, так горячо приветствовали мое появление у кромки поля, что Семин аж перегнулся пополам и смотрит – на кого же это публика на трибунах так прореагировала? Позже на турнире “Содружество” встречает меня Хорен Оганесян: “О, Стас-джан, заходи, рассказывай, как живешь!” Ни за какие деньги такое отношение людей, знающих и умевших в футболе все, не купишь. Значит, сумел и Носков что-то на поле сделать и след оставить.  

«Марьенко на установке перед игрой с «Черноморцем» просто сказал нам: «Овладев мячом, передавайте его Носкову – он знает, что с ним дальше делать».
Владимир Березнов, бывший игрок «Факела» и «Иртыша»

У меня не было каких-то уникальных способностей. Всего, чего я добивался в футбольной жизни - результат разума, воли и желания играть в футбол завтра лучше, чем вчера. Я не стеснялся подходить с расспросами о футбольных хитрушках к Саше Кишиневскому. Приставал к легкоатлетам, чтобы узнать, как добавить скорости, поставить “фамильную” технику бега, разработать нужные группы мышц или укрепить стопу, не теряя легкости владения мячом. От них узнал об особенностях беговой подготовки и техники Олега Блохина… Вот так, по крупицам из разных источников собирал свою систему тренировки. Искал оптимальный вариант, чтобы упражнения на выносливость не убивали взрывную скорость и чувство мяча.

После первой игры за воронежский “Факел” в высшей лиге чемпионата СССР у нас состоялся блиц-диалог с его старшим тренером. Виктор Марьенко после матча говорит мне:
- Да ты, сибиряк, если так будешь играть, через две недели в сборную попадешь.
- Вряд ли, ведь вы, Виктор Семенович не дадите мне возможности готовиться к матчам по-своему?
- Тренироваться по твоим упражнениям? да у меня вся команда покалечится, надорвет связки. Они не привыкли к такому характеру нагрузок, как у тебя…

С Марьенко у нас в конце концов пути разошлись. Обидно: даже в проигранном нами матче с “Днепром” я действовал удачно, однако затем защитники сломали меня, травма была серьезной. Так Марьенко мне тогда и это лыко в строку вставил: “Вот и травму ты, Стас, получил, потому, что не тренировался вместе с командой, как все”. Но я бился за свой подход к тренировкам всегда и до конца. И вот что интересно. Тренеры, селекционеры (и тогда, и потом), видели меня в деле в ходе матчей, брали меня за ИГРУ, которую я демонстрировал, за спортивную форму, но тренироваться по “системе Носкова” не разрешали. Исключение составляли только тренеры Узбекистана. Но и там я имел свободу до первого же “прокола”.  Поэтому я должен был выглядеть на поле на три головы выше остальных. Ведь и сами футболисты не любят тех, кто “выбивается из строя”.

Саша Кишиневский шутил даже, когда я появлялся в Красноярске и рассказывал о своей одиссее: “Создал из тебя гиперболоид на твою же голову – в любую команду по игре проходишь. Но из-за своей “системы” и характера вылетаешь из нее”. Вызов обществу футбольному своим поведением бросал. Но отказаться от своей веры не мог и не хотел – “система” же РАБОТАЛА.

О СЧАСТЬЕ

- У меня не было каких-то уникальных способностей. Все, чего я добивался в футбольной жизни - результат разума, воли и желания играть в футбол завтра лучше, чем вчера.

Лучший футболист Узбекистана 20 века Берадор Абдураимов в 1993 г. тренировал команду ташкентского ЦСКА, выступавшем в высшей лиге. Только великие тренеры способны на такое: он пригласил меня в клуб, сказав при этом:
– Когда захочешь сыграть, приходи, Стас за 20 минут до того, как мне заполнять протокол и предупреди, готов ли ты выйти в стартовом составе или на замену.
А начальству и игрокам Абдураимов заявил:
– Носков – это игрок, который создает атакующие ситуации и себе, и партнерам, поэтому, когда Стас скажет, что готов, к матчу, то получит место в составе.

Такого теплого отношения и уважение ко мне, как к профессионалу, я не мог себе представить даже в самой смелой своей фантазии. В результате 4 гола в 10 играх. Берадора Хасановича я ни разу не подвел.

В этом году в 44 года после годичного перерыва, связанного с травмами, начал сезон в ташкентском “Тракторе” – тоже клубе высшей лиги. Но могу гордиться и тем, что в тренерском деле тоже кое-чего достиг. Помогает моя “система” и высшее физкультурное образование. Несколько лет назад взялся готовить ташкентского мальчишку, которого по сути ни в одной команде не проходил в состав до 16 лет. А сейчас его взяли в национальную сборную Узбекистана. Это Павел Соломин, ему сейчас 23 года. Денег с этого я не имею, зато вера в “систему” стала еще крепче.

И приятно сознавать, что моя игра нравилась людям. В 1994 году иду по Ташкенту, а навстречу в окружении местных коллег Александр Гомельский – мэтр советского баскетбола. Увидел меня. И вдруг здоровается, называет по имени: «Стас, ты почему здесь, а не в Америке? Там сейчас как раз футбольный бум и я готов рекомендовать тебя их футбольным агентам”. А я стою, не могу понять, с какой стати Гомельский об этом со мной говорит, откуда меня знает? Сказал об этом, а Гомельский смеется: “Да я, когда мы были в Сухуми на сборах четыре года назад, на “Динамо” ходил только для того, чтобы на твою игру посмотреть”.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Юрий Уринович о Станиславе Носкове:
- Второго такого дриблера, как Носков, у нас в Красноярске на моей памяти не было. О потенциале Носкова говорит и тот факт, что и сейчас - в свои 44 года -играет он в Ташкенте в клубе высшей лиги. Стас жил неподалеку от стадиона “Рассвет” на ул. Можайского. Там я его и подсмотрел. Мальчик  оказался фанатом футбола и тренировался очень добросовестно. Он часами мог с мячом заниматься. Уже потом, когда я пригласил Стаса в “Автомобилист”, я заметил, что, несмотря на то, что он обычно бежал кроссы впереди всей команды и финишировал первым, пульс у него при этом был всего 120 ударов в минуту. Просто удивительно. Стас добился хороших результатов: он поиграл и в командах высшей лиги чемпионата Советского Союза, и в клубах первой группы. Жаль, что ему в большой футбольной жизни не встретился настоящий тренер-психолог. Не оказалось рядом человека, который бы понял его, оценил его преданность футболу. К талантливым спортсменам надо относиться более внимательно: у звезд простых характеров не бывает. Может быть, потому они звездами и становятся. Стас был прямодушным молодым человеком. Говорил, что думает. Ненароком мог обидеть и тренера, в том числе. Большие тренеры – Марьенко, Семин, Долматов брали его в свои команды иногда под впечатлением лишь от первой же увиденной ими игры Носкова. И еще сказались на карьере Стаса частые травмы. Игроку, который часто идет в обводку, достается от защитников больше всех. Вспомните, хотя бы Анатолия Бышовца…

Но самое главное, помнит Стас свое красноярское прошлое. Звонил и звонит мне отовсюду, куда бы его судьба не забрасывала. А то дыню сам привезет из Ташкента или с кем-нибудь из знакомых передаст.

Наша справка

Станислав Носков, родился в 1961 г.
1971 г. начал тренироваться в клубе “Рассвет” под руководством Юрия Альбертовича Уриновича.
1976 г. Член юношеской сборной России, турнир на «Кубок юности».
1977 г. Игры в составе юношеской сборной СССР
1977 г. “Сокол”, Саратов, вторая группа чемпионата СССР
1979 г. “Автомобилист”, Красноярск, вторая группа чемпионата СССР
1980–1982 гг. служба в армии, разведбат
1983 г. “Андижан”, Узбекистан, вторая группа чемпионата СССР
1984 г. “Норимановец”, Нориманов, Узбекистан, вторая лига чемпионата СССР
1984 г. После 5 игр за “Норимановец” приглашен Иштваном Секечем в команду “Пахтакор” – высшая лига чемпионата СССР, операция.
1985 г. “Факел”, Воронеж, высшая лига чемпионата СССР. Забил гол торпедовцам Кутаиси.
1986 г. “Сохибкор”, Халкабад, У;збекистан, 1-е место в своей зоне. В ходе чемпионата был приглашен в Новороссийский “Цемент”, но Носкова не смогли дозаявить в состав команды. Сезон пропал. Носков вернулся в Красноярск, но начальник команды Иван Осадчий был, по словам Носкова, против появления в составе игрока, имевшего опыт выступлений в командах высшей лиги чемпионата Союза даже в тот момент, когда красноярский клуб занял последнее место в группе.
1987 г. “Целинник”, г.Турткуль, Узбекистан, вторая лига.  Август – “Памир”, Душанбе, первая лига.
1988 г. “Памир”, Душанбе, первая лига. Конфликт с тренером, переход в “Целинник” Целиноград, вторая лига. Играл до середины сезона. Конфликт с тренерами – уход из команды.
1989 г. Операция на венах (варикоз). Восстанавливается и набирает форму в Красноярске. Приезжают рекруты из “Находки”, приходят предложения из других команд второй лиги. Носков их даже не рассматривает.
Приглашение в московский “Локомотив” по рекомендации Мухамадиева и Александра Аверьянова из “Находки”. Игра в дубле – гол динамовцам Москвы. Семин побоялся, что без сбора - на своей «системе» - Носков не дотянет сезон и рекомендовал Станислава в рижскую “Даугаву”.
1989 г. август “Даугава”, Рига. Тренером был Гусаренко, вторым – Старков (начало тренерской карьеры). Миграционные барьеры не позволили дозаявить Носкова в состав клуба.
1990 г. “Шахтер” Ангрен, Узбекистан, «Динамо», Сухуми.
1991 г. За “Новбахор”, Наманган Носков сыграл 1 игру на Кубок СССР против “Нефтчи” Баку. Станислав был сразу приглашен в «Нефтчи» и в рижскую “Даугаву».
Союз развалился. Носкову 30 лет. Стимулы совершенствоваться и доказывать свою состоятельность, по признанию Станислава, у него пропали.
1992 г. “Ведрич” Речице. Чемпионат Белоруссии, высшая лига. Три игры чемпионата страны. В рейтинге на 3-м месте среди лучших игроков чемпионата. Все шло как обычно. После трех игр Носкова пригласили на Украину - в Северо-Донецкий «Химик». Клуб выступал в первой, более серьезной, чем в Белоруссии, лиге. В июне у Носкова родился сын, и он вернулся в Ташкент.  Стал овладевать другими профессиями, занимался коммерцией. Носков: «Футбол и доброе ко мне отношение людей сыграли здесь главную роль. Люди знавшие меня по выступлениям на поле, доверяли мне на сто процентов и помогали».
1993 г. ЦСКА, Ташкент. 10 игр, 4 гола. В конце сезона получил приглашение в клуб Малайзии, но не остался там (климат), хотя в тренировочных играх крови футбольной попил малазийской вдосталь.
1994 г. “Лада” Тольятти, высшая лига чемпионата России. На тренировке в Ташкенте получил в столкновении разрыв связок в коленном суставе.
1995 год. Клуб “Можекяй”, чемпионат Литвы. Готовясь к Кубку УЕФА, в контрольной игре с “Атлантасом” из Клайпеды забил два мяча и сделал голевую передачу. Выдвинул свои условия под “систему”. Ультиматум приняли, но президент клуба уехал в Америку, и команда развалилась.
После этого регулярно играл во второй лиге Узбекистана и кормил семью бизнесом.
1996-2001, ЦСКА, Ташкент – играющий тренер. В 1997 клуб становится чемпионом страны.
2002 г. и по настоящее время играющий тренер “СКА-Сибал”, Ташкент, вторая лига
2003 г. ОАЭ, Абу-Даби. Сборная мира – “Ювентус”. По приглашению Сергея Овчинникова приехал поболеть за него. Приглашен в раздевалку сборной ФИФА. Босс взял на руки Ярослава и сказал ему с нескрываемым сожалением: “Эх, жалко ты не видел, как твой отец играл...”
Ярославу сейчас 11 лет, игрок детской команды “Пахтакора”.

Евгений КУЗНЕЦОВ, «Городские новости»
Фото автора

Сокращенный вариант публикации -
в газете "Городские новости" от 23 сентября 2005 года

Комментарии (5)
Имя:
Город:
Email:
Комментарий:
Введите код:
Михаил, г. Киров - в 03:20 30 марта 2017 г.

В начале 90-х жил в Ташкенте, занимался футболом в Тракторе...учился в 6-7 классе...на стадионе спорткомплекса СКА треннировался со Стасом Носковым...помню эти рывки и систему "регби против нападающего"...и развязанные шнурки на бутцах и его рваную вечно футболку за которую мы хватали вечно, когда пытались его поймать во время дриблинга. Передаю привет и желаю здоровья!

Шуха, г. Кентау - в 13:01 15 марта 2017 г.


Пацаном я был, в 7 классе, занимался в футбольной школе и забыл бы как много другое в своей жизни, но то, что видел своими глазами и слышал ушами:
1993 году к нам приехала команда на сборы первой лиги чемпионата России из Красноярска, они тренировались 2 раза в день у нас и наш тренер Ислом Ахмедов организовал игру, где нас 8 человек восьмиклассников оказалось. Хорошо вратаря из офиса с работы привезли Анвара Рашидова бывшего вратаря Пахтакора. Приехал будущий тренер национальной сборной В.Абрамов и шепнул на ушко нам «отбейте мяч только вперед, а там его отберут и догонят и забьют!» Это всё в одном лице по фамилии Носков, как всего один и против всех? Ребята я так же как и все бы давно забыл его, но эту игру из детства никак не могу забыть как фамилию. То, что вы здесь пишите, я тоже видел своими глазами и был рядом. 70 минут пока он был на поле, счет был 1:1, любой аут был опасный момент, он сметал игроков первой лиги России пачками. Как только он ушел с поля поругавшись с тренером И.Ахмедовым, который сам играл и начал нас учить играть в пас а не отбивать мяч в перед на Носкова, счет стал 1:18 в пользу россиян
Я отыграл, стал тренером, но такой дьявольской силы, мощи и дриблинга больше не видел, и представить не могу кто бы это смог сделать, играя с пацанами против профессионалов .
Я видел звезд, играл с ними тренировал детей, но покоя мне не давал тот дьявольский сон из детства по фамилии Носков!

Баки, г. Ташкент - в 18:55 13 марта 2016 г.

Тамаз Еник игравший со «Скилачи» Носковым в 90-м году в Сухуми на вопрос «как там Стасик?» развел руки и улыбаясь сказал: «На Черноморском побережье Сухуми были все звезды Советского союза, заслуженные мастера спорта, хлопали в ладоши им всем, а вставали и аплодировали только при одном появлении Стасика Носкова джинсовом костюме, а ты говоришь как там Стасик!!!
А вот и думай, что надо было творить на поле, когда с «Зенитом» оставалось 5 минут и он два раза обыграл всю команду, начиная с Радченко игравшим в нападении у «Зенита» и заканчивая свой проход во вратарской «Зенита», где Андрей Заикин в отчаянных прыжках бросался в ноги. А ты Серик пишешь про Андижан!!!»

Ися, г. Ташкент - в 18:54 13 марта 2016 г.

А. Джабаров игрок высший лиги чемпионата СССР команды "Пахтакор "Когда узнавали, что он играет против, всегда ждали кого тренера хотели "сплавить". На мой вопрос, что же это такое, не ужели ни кто не мог его удержать, он посмотрел на меня как на идиота и рассмеялся при этом сказал, что все это бесполезно, он мог один перекусить всю команду. Сам подумай, трех игроков меняли за игру, которых ставили персонально против него". Я не верил до тех пор пока сам не увидел своими глазами, когда он с затянутыми коленями буквально разбрасывал "пере ступами" пол команды. Согласен "8 чудо света"

Serik, г. Astona - в 18:53 13 марта 2016 г.

Шел 1988г., я учился в спорт-интернате города Андижана. В сентябре 1988 года наш тренер Османов буквально поднял весь интернат на ноги футболистов разных возрастов. Все обязаны были быть на игре, так как против нашей команды приехал, играть Носков С.Ю. Нам было, сказано придти раньше, чтоб посмотреть, как он разминается, что делает, как он выходит и следить за каждым его движением. При этом тренер, уходя, добавил все, что вы видите по телевизору, это не что по сравнению, что увидите.
Уже минуло четверть века и то, что я увидел, как будто вчера перед глазами, каждое его касание мяча на своей половине поля был опасный момент, так как он не бежал, а буквально летел, раскидывая финтами, худший вариант штрафной. Раз 5 или 6 выкатывал мяч на блюдечке не смотря не на что, когда его встречали буквально стеной, я впервые в жизни увидел как трое защитников его встречали при розыгрыше углового, будущие игроки премьер лиги чемпионата, а он доходил до ближайшей штанги и словно во дворе, превращал в кучу-малу команду мастеров. Вопли трибун, которые в один рев кричали «убейте его!» добавляли этому шоу свой экстаз. Хоть как-то тормознуть игру, а вернее шоу Носкова, судья назначил пенальти в сторону гостей, Андижан повел 1:0 в счете. Мяч разыгрывается в центре поля, здесь же произошло то, что никогда я больше не видел, Носков пошел один всю команду, дошел до вратарской площадки, вся команда не могла остановить его, ложилась костьми. Кто то выбил мяч, Носков догнал, отобрал и вновь ворвался в штрафную. Вы представьте себе это зрелище, куча мала в штрафной и кое-как отбивается от одного футболиста, когда вся команда прыгала на него «с двух ног», как он уходил уму не постижимо. Кинулись с кулаками на него, он тут же нокаутировал грамотным ударом. Рев трибун, в него начали кидать бутылками, камнями, его удалили с поля, милицейская машина выехала на поле и забрала его, увезла его со стадиона. Такого я больше никогда не видел в жизни, 40 минут всего играл, а этот дикий дриблинг, где защитников «втыкают» в землю головой и вся команда отбивается от одного игрока на своем поле, где судья не мог ничего сделать, закрывая на беспредел глаза…
Я отыграл в II и в I лиге чемпионата СССР, в «вышке» национального чемпионата, но чтобы при упоминании имени «Стасик» команду охватывал мандраж, такого не видел и не слышал. Мы «травили» наших «звезд», «когда они учили нас жизни, - Носков едет!», они в лице менялись, с кулаками за нами гонялись, когда узнавали, что это шутка. Для многих кто видел его он и играл против он «тайный джокер», присоединяюсь к мнению главного тренеру Абрамова своими глазами то, что он вытворял такого не видел. Мы выросли на его мастерстве, помним и боготворим, рассказывая о нем своим детям. Одно не понятно как он мог родиться «во глубине Сибирских руд…»