14 июня 2018 года

Евгений Буданов: «Олег Романцев стал защитником именно у меня»

“Здоровье сносное, чувствую себя неплохо”, — начал разговор Евгений Буданов. Футболист и тренер, работавший с молодыми Романцевым и Тархановым, в свои 80 лет выглядит очень бодро и свежо. Пока мы готовились к беседе, Евгений Викторович смотрел матч сборных Нидерландов и Италии. “Вот вместе со мной будете смотреть”, — пошутил ветеран. Однако в итоге про игру по телевизору все забыли — настолько было интересно слушать Буданова.

О “Барселоне”, “Енисее” и второй краевой команде

— Я сейчас слежу за “Барселоной”. У меня внучка, отличница, окончила московский университет по морскому праву и уехала работать в Испанию, — пояснил Евгений Викторович. — Причём её приглашали и в Италию, и в Таиланд, и куда только не звали! А она выбрала Барселону, подписала контракт на три года и уехала туда с мужем — он у неё, кстати, кандидат наук. Хотя я и до этого за “Барселоной” следил — мне нравится, как она играет. Технично, быстро, короткий пас, длинный пас — залюбуешься! На футбол ведь надо смотреть как на искусство, как на кино или театр. Когда футболист технично обращается с мячом, это выглядит очень красиво.

“Енисей” вот тоже красиво играет. Я не очень много матчей смотрел, но игры с “Анжи” видел — очень понравилось! И передачи замечательные, и понимание игры на высоте. Видно, что Аленичев сказал своё слово. Но меня вот что беспокоит — я не хочу, чтобы в высшей лиге у нас получилось так же, как с Хабаровском. Сейчас, правда, сказали, что будет усиление. Ещё я болею за то, чтобы как можно больше наших, красноярских, ребят было в команде. Хотя бы семь-восемь своих воспитанников можно привлечь, а остальные пусть из других городов будут — и усиление, и наши поучатся мастерству.

Надо создавать вторую команду мастеров в крае. Допустим, играет человек в “Енисее”, сдаёт позиции, перестаёт попадать в состав — зачем ему на скамейке сидеть? Пусть едет в Ачинск, Канск, Железногорск и там играет, пример молодым показывает. Или наоборот: какой-нибудь молодой талант проявил себя во второй лиге, и его к себе “Енисей” забирает. Тут всем выгода будет.

О первых профессионалах и пьяном тренере

— Сейчас многое решают деньги. В 1950-е годы такого не было. У нас на заводском уровне нормальных бутс или щитков не было, но играли так самоотверженно! Помню, как мы соревновались “цех на цех”, когда я ещё на Красмаше работал. Как-то раз встречались с “Авангардом”, так на игру сам директор завода пришёл! Но уже тогда появлялись профессионалы, которые работали в облегчённом режиме, а всё остальное время тренировались. Например, команда “Торпедо”, которая в 1953 году взяла бронзу на чемпионате СССР по хоккею с мячом. Они всех тогда обыгрывали. Нам против них всегда было тяжело — когда ты восемь часов отработал у станка, а потом вышел играть, то что ты сможешь показать? Да ничего!

У нас с 1960 года, когда я пришёл в “Локомотив”, и до 1965-го была одна команда. Потом тренеры убрали её костяк и набрали молодых ребят — Юру Сипкина, ещё кого-то... Мы через год свою зону выиграли! Раздора не было в команде, все свои. А потом началось... Нам Юрий Альбертович Уринович рассказывал, что в 1968—1969 годах через “Рассвет” 72 человека прошло! Приезжают, им деньги дают, а они через три-четыре месяца уезжают.

Доходило до анекдотов. Прибывает в команду грузин. Мы спрашиваем — где играл? Ну он там пробормотал что-то непонятное... А Месхи, спрашиваем, знаешь? “Конечно, я с ним в одном дворе жил”. Отличная рекомендация! Или приезжаем на сборы в Гагры. Сидят местные болельщики, абхазы, и смеются — мол, вы зачем из Сибири буфетчика с огромным животом привезли? А он раньше за “Спартак” играл, мастера спорта получил! Ну вот зачем нам он был нужен?

Я ушёл из команды в 1969 году после одного случая. Мы были на сборах, а старшего тренера не видели. Я у Алика Барсукова спрашиваю про наставника, а он ухмыляется. На следующий день приходим — нет тренера. Ещё через день сижу в столовой и вижу — заходит старший тренер, а у него руки трясутся и синяк под глазом. И ко мне идёт: “Женя, Женя...” Ну бухарик из бухариков, ей-Богу! Чему может научить наставник, который пьёт и в карты играет?

В итоге я пошёл к руководству и сказал, что больше играть не буду. Меня отпускать не хотели — всё-таки капитаном команды был. Потом предлагали организовать проводы, но я отказался — “Я их всех ненавижу, а они меня облизывать будут?”. Вот так и ушёл. А тот тренер через несколько лет упал пьяным и разбился насмерть.

О земляном поле и здоровье Романцева

— Между футболистами нашего и нынешнего поколения, безусловно, есть огромная разница. Она проявляется даже в элементарных вещах. Мы до 1960 года играли на земляном поле. К нам как-то приехало “Торпедо” — Воронин, Иванов, другие игроки из сборной. Они выходят на поле, а из него камни растут! Их руководство идёт к нашему тренеру Маркевичу: “Агей Агеич, наши на таком поле играть не будут. Нам потом голову оторвут, если они травму получат”. Так мы в итоге эти камни руками собирали! И бутсы у нас какие были? Сейчас у футболистов бутсы лёгенькие, удобные — выходи да играй. А у нас они как шары были, в них только с носка и бить!

Но и в наше время были очень классные футболисты. Например, братья Мартыновы. Анатолий Михайлович жил недалеко от нас, в Николаевке, и мы с пацанами часто видели его: “О, смотрите, Мартын идёт”. Его брат, Николай Михайлович, был очень быстрым игроком. В положение “вне игры” часто заходил, у него такая тактика была. Один раз зайдёт, второй раз, третий, а на четвёртый раз угадает и всё, попробуй его догони! Они же, кстати, за сборную СССР по хоккею с мячом играли. Вообще тогда все игроки были универсалами — и в хоккей играли, и в футбол, и в баскетбол.

Очень классно играл Олег Мальцев, он потом в “Кайрат” уехал. В юношеской сборной СССР были Борис Бутусин, Юрий Непомнящий, Александр Парченко, Лев Горшков — все наши ребята. Удар у них был что надо!

Я ж ещё и Олега Романцева тренировал. С этим есть одна история. Как-то в начале сезона, перед выездом в Читу и Улан-Удэ, проходили общекомандный медосмотр. И вот подходит ко мне врач команды Олег Копенко и говорит: “У Романцева почка опущена, да и других проблем со здоровьем хватает”. А я про себя думаю: ничего себе, а играет-то он как здорово... Говорю врачу: “Олег Васильевич, подпиши заявку, он поиграет в щадящем режиме, а потом вернёмся домой и посмотрим”. Тот подписал. Приезжаем в Читу, я ставлю Романцева на правый край защиты. Он в первом же матче своего нападающего съел! Хотя раньше сам играл в нападении. В Улан-Удэ перед матчем Олег подошёл ко мне и спросил: мол, можно меня в центр защиты перевести? Я думаю — точно, так и надо сделать! Он же там бегать много не будет, только страховать. В итоге в центре он и играл.

В “Спартаке” Олег тоже в защите играл. И что меня удивило, он же в “Спартаке” играл, за сборную выступал, и никаких нареканий по здоровью я больше не слышал. Может, потом у него прошло всё...

О жизни после спорта и создании памятных стел

— После нескольких лет тренерской работы я ушёл из спорта. Был заместителем председателя крайспорткомитета, а потом и оттуда уволился. В строители пошёл, долго работал там, даже успел себе дачу построить. Но меня всегда тянуло в спорт. Стал работать с пацанами, учил их на общественных началах играть в баскетбол — я ж в молодости был капитаном сборной края. Потом с ветеранами работал, до последнего времени всё боролся за этих ветеранов.

У меня же была идея создания памятных стел возле Центрального стадиона и около стадиона “Енисей”. Всегда хотел, чтобы там были имена тех, кто творил историю нашего спорта. Я эту идею обсудил со своими ребятами, они её поддержали. Потом совет ветеранов тоже высказался за эти стелы. Общественный совет при министерстве спорта меня поддержал. Но вот дальше дело почему-то застопорилось.

Ко мне потом приходил представитель от хоккея с мячом, у них идея тоже хорошая. “Мы сделаем музей клуба, там будут все наши чемпионы мира, заслуженные мастера спорта, всех их обязательно упомянем”, — сказал мне он. Музей-то, конечно, это хорошо, но у меня ведь другая цель была! Я хотел, чтобы на этих стелах были не только чемпионы мира, но и простые мастера спорта, которые тоже прославляли Красноярск.

О чемпионате мира по футболу в России

— Мы недавно с ребятами собирались, чтобы отметить мой юбилей — Юра Сипкин там был, ещё несколько человек. Договорились, что первую игру наших обязательно посмотрим вместе, а там, если получится, то и другие матчи. Начали обсуждать шансы россиян на чемпионате. Я встаю и говорю: “Я уверен в нашей команде, она очень хорошо сыграет”. У ребят вопрос в глазах — откуда, мол, такая уверенность? “А вы помните чемпионат мира в 1966 году, когда наши до полуфинала дошли и медали завоевали? Мы ведь за год до этого Бразилии 0:3 проиграли. Недавно сборная страны снова проиграла Бразилии 0:3 — значит, хорошо сыграем!”. Ну, все посмеялись, конечно.

А если серьёзно говорить, то есть у меня сомнения. Конечно, буду болеть за своих, но там и травм много, и игроков не хватает... Даже по вратарям — да, Акинфеев уже давно играет, но вы же помните, как он пропустил в Бразилии четыре года назад?

Хотя я не стану осуждать футболистов. Надо постоянно находиться в команде, знать, что там происходит. А то наши болельщики любят грязью поливать: “Вон тот такой-сякой, не туда побежал”. Может, у него половины ноги нет, а он на уколах бегает! Откуда ж мы знаем?

Раньше было такое поверье, что бывший вратарь не может быть хорошим тренером. А нашу сборную как раз ведь вратарь тренирует... Хотя у него есть характер, есть понимание игры — может, за счёт этого он их и настроит. Плюс, конечно, влияние наших стен. Вообще первая игра многое покажет...

Дмитрий Панов

© все права защищены, Редярск.Ру (www.redyarsk.ru)